Елена Шишкина

1880-е годы – годы наивысшего расцвета хора петербургских цыган под управлением Н.И. Шишкина. Среди солистов особенно выделялась Елена Егоровна Шишкина (контральто). Она стала подлинной примадонной-запевалой хора. Её песни: «Соса Гриша», «Кон авэла», «Очи чёрные» с хором вызывали бурю в зрительном зале. Исполняемые вместе с хореводом Николаем Ивановичем дуэтом песня его сочинения «Лунной ночью компанией тесной» и с другими солистами: «Ты почувствуй», «Цветы полевые», «Не смущай ты мою душу» - пользовались огромным успехом у требовательной Петербургской публики.


Елена Егоровна Шишкина родилась в Петербурге, в новой деревне в 1869 г., в семье Бауровых. Совсем юной девочкой Лена Баурова начала петь в цыганских хорах вместе со своими родственниками. Когда-то это была очень многочисленная и музыкальная цыганская семья, одна половина который жила в Петербурге, другая – в Коломне под Москвой. Василий Бауров – дед Лены, одно время, правда, очень непродолжительное держал даже собственный маленький семейный хор. Дядя Александр был прекрасным певцом, отец Егор – плясун и певец, брат Иван – певец и гитарист. Многие родственники в своё время выступали в хорах Соколовых, Васильевых, Калабина. Таким образом, ещё в раннем детстве Лена унаследовала высочайшую культуру цыганского хорового пения. Но и сама Лена обладала редким талантом – очень низким и сильным, красивого тембра голосом, поразительным чувством ритма и очень своеобразной манерой пения.




Первый громкий успех пришёл к шестнадцатилетней Елене в 1885 г. во время большого музыкального праздника в вокзале «Озерки» (Шуваловский парк), где она в качестве солистки блестяще исполняла с хором А. Гроховского знаменитую «Кон авэла». Через год она уже стала одной из ведущих солисток хора Н.И. Шишкина, а ещё через год вышла замуж за гитариста и будущего руководителя хора Алексея Васильевича Шишкина и стала Еленой Шишкиной.
Репертуар её был широк и разнообразен, от цыганских таборных, русских народных песен до романсов Варламова, Алябьева, Глинки, Чайковского. Видимо, не случайно газета «Новое время» в 1889 г. среди лучших цыганских певцов Петербурга назвала только два имени – тенора Дмитрия и молодую Леночку. Наибольших успехов Елена Шишкина добилась в пении таборных цыганских и русских народных песен. Русские песни она непосредственно изучала по сборнику Рупини, стараясь как можно ближе приблизиться к оригиналу. Наверное, поэтому именно с её напева, записанного в 30-е годы Гиппиусом, Н.А. Обухова разучивала русскую народную песню «Что во поле пыльно». Вадим Алексеевич Козин в юношестве перенимал манеру пения у старых цыган и также учился пению у Елены Георгиевны Шишкиной, легендарной солистки цыганских хоров.



Приблизительно с 1897 по 1902 гг. Елена Шишкина много и успешно гастролировала в Москве и других городах, вследствие чего её иногда называли московской певицей «Стрельнинского хора». Но ещё более популярной она была в Петербурге, где стала подлинной примадонной – запевалой петербургских цыганских хоров. Во время одного из выступлений, в середине 80-х годов, в ресторане «Самарканд» обезумевшая от восторга публика «окунула её в ванну», наполненную шампанским вином. Нет слов, чтобы описать, например, впечатления от исполнения Еленой в своей аранжировке русской народной песни «Государь мой батюшка, Сидор Карпович» с хором. Может быть, вот это меткое выражение подойдёт сюда, кем-то сказанное по подобному поводу: «..а зрители были в таком восторге, что только на стены не лезли». Очевидцы единодушно утверждали, что действительно было за что её искупать в шампанском.
Елена Егоровна Шишкина была также незаурядным аранжировщиком песен. Известна сочинённая ею на собственные стихи Рождественская детская песенка.


Как-то раз ещё никому неизвестная Стронгилла Иртлач услышала легендарную примадонну Елену Егоровну Шишкину и навек «заболела» цыганским романсом. Она пробует петь сама и обнаруживает абсолютный слух и прекрасный, от природы поставленный голос красивого бархатистого тембра. Начав со скромных домашних концертов, в середине 1920-х годов Стронгилла Иртлач уже пела в знаменитом цыганском хоре Н.Шишкина и В.Полякова. Говорят даже, что как-то целое лето она провела в таборе. Видимо, все в ней: темперамент, горячая южная кровь, врожденная музыкальность, тонкая восприимчивость – было созвучно цыганской вольнице и живо откликалось на зов цыганской души. Да и внешне смуглая черноволосая девушка практически ничем не отличалась от таборных цыганок.
В 1935 году она близко познакомилась со знаменитой, непревзойденной исполнительницей цыганских песен и старинных романсов Еленой Егоровной, и потом всю свою жизнь с благодарностью вспоминала как о своей учительнице и наставнице. Рассказывает Константин Александрович Бауров, внучатый племянник Елены Егоровны: «Елена Егоровна не умела ни писать, ни читать, и ноты она, конечно, не знала, но у нее было чутье на прекрасное. В ее творчестве ярко сфокусировалась высочайшая культура исполнения цыганских народных песен, русских песен в цыганской аранжировке и лучших образцов бытового романса нескольких поколений петербургских хоровых цыган. Это искусство Стронгилла Шаббетаевна – Гиля, как ласково называли ее друзья, – очень хорошо уловила, переняла от Елены Егоровны и пошла дальше, подняв на новую ступень. Иртлач прежде всего свойственно четкое воспроизведение мелодического рисунка, хотя она пела с голоса Шишкиной. При этом она полностью сохраняла интонации и своеобразную замысловатость цыганских ритмов. К этому надо добавить немаловажное: при пении Иртлач выражала душу, она рисовала своим голосом ярчайшую гамму чувств. Она была, позволю себе сказать, творцом – ибо, хотя она и училась у Елены Егоровны и считала ее как исполнительницу цыганских песен непревзойденной, но сама она столько вносила в свое исполнение, столько своего вкладывала в свои романсы, что они уже были ее творением, плотью от плоти самой Гили».

Нужно сказать, что и сама Стронгилла Шаббетаевна не знала нот и музыкальной грамоты. Но, желая проникнуть в самую суть жанра цыганской песни, она изобрела свой собственный способ записи пения Елены Шишкиной и игры аккомпаниатора-гитариста. Народная артистка РСФСР Нина Николаевна Казаринова, близкая знакомая Стронгиллы Иртлач, вспоминала: «Когда Елена Егоровна говорила: «Ну, Гиля, ты сегодня поешь, как из-под телеги!» – мы знали, это – высочайшая похвала». Елена Шишкина открыла ей многие секреты цыганского пения. Именно у Шишкиной Иртлач и заимствовала полузабытый цыганский репертуар. В него входили такие цыганские «шлягеры», как «Распошёл», «Акадяка», «Верная-манерная», «Ехали цыгане», «Ванёнок» и др. Исполняла и русские старинные романсы («Гори, гори, моя звезда», «Ах, да не вечерняя да зоря», «Не уезжай, ты мой голубчик», «Я ехала домой» и др.) и песни современных композиторов («Темная ночь» М. Блантера и др.). Вскоре Стронгилла Шаббетаевна начинает выступать на сцене как профессиональная певица.

Артистический взлёт Елены Егоровны Шишкиной никак не сочетался с её личной жизнью. Семейная жизнь сложилась неудачно, буквально с первых дней. Единственная дочь в детстве тяжело заболела и на всю жизнь осталась калекой. В середине 90-х годов брак с Алексеем Васильевичем распался. И наконец, самый сильный удар судьбы случился в 1913 г., когда во время приготовления пищи ей в глаза попало раскалённое масло - лечение успехов не принесло, и к 1922 г. Елена Егоровна окончательно ослепла…
В 30-е годы она ещё периодически выступала в ленинградских хорах А.Н. Масальского, В.Н. Полякова и с собственной программой: с дочерью Ниной (сопрано), племянником – гитаристом Александром Бауровым и Вячеславом Лебедевым. Но это были последние «вспышки». Затем война, блокада, голод…
Суровой зимой 1942 г.

Елена Егоровна и её дочь умерли прямо на улице, в одночасье…. Захоронены в братской могиле на Серафимовском кладбище.

Только в 30-е годы удалось сделать несколько записей её голоса. Теперь эти записи стали уникальными, ибо это единственная певица из хора Н.И. Шишкина, голос которой записан на пластинки. И хотя на пластинках слышен голос 70-летней певицы, в памяти современников она сохранилась как неподражаемая исполнительница песен-плясок: «Соса Гриша», «Мулодат» (миро дат?? Прим. А.Г.), «Малярка».
Вспоминая «Малярку» выдающийся цыганский гитарист Сергей Сорокин сказал, что он перенял её у Елены Егоровны, которую хорошо знал, и добавил: «Елена Шишкина составила собой целую эпоху в цыганском пении». Более кратко и полно, пожалуй, и не скажешь.

(с) По мотивам книги К. Баурова «Репертуары цыганских хоров старого Петербурга» и различным интернет источникам подготовила Аннет Галактионова
Размещено 30-01-2012 в сообществе СТАРИННЫЕ ЦЫГАНСКИЕ ПЕСНИ И РОМАНСЫ
Ссылка: http://my.mail.ru/community/gipsyromanses/7B0E2173206A971E.html

1 комментарий:

  1. Все хорошо , но необходимо помнить, что названия населённых пунктов пишутся с заглавной буквы. - например - Новая Деревня.И ресторан там был самый знаменитый - "Новая Деревня" И романс называется - " Прощай ты, "Новая Деревня".Сейчас прямо на этом месте находится ст. метро Чёрная Речка.

    ОтветитьУдалить