Жан Гулеско

 Если хочешь веселья и блеска 
Только там и уйдешь от забот,
Где румынская скрипка Гулеско 
Человека за сердце берет.

(газета Возрождение, Париж 1932)


Легендарную рыдающую скрипку Гулеско можно услышать на старых шипящих грампластинках, записанных в начале века в России, и в 20-30 гг. в Германии, Польше и Франции.
Жан Гулеско поистине душевно и с какой-то божественной нежностью прикасался к скрипке и её струнам, услышав его исполнение единожды и впервые, потом его игру врядли перепутаешь с чьей-либо другой.  В его игре ощущается некая своя старинная цыганская "школа скрипки", уходящая своими корнями в древнюю этнику. Гулеско задавал скрипке какой-то свой неповторимый, глубокий, низкий и всеохватывающий объёмный тон, не похожий на всех остальных скрипачей того времени (да и более позднего периода).

Жан Гулеско появился на свет в 1877 году.
Выходец из семьи потомственных румынских музыкантов,  Жан с детства постигал секреты искусства цыганских скрипачей у своих сородичей, в совершенстве владевших инструментом.
На волне популярности румынских оркестров в Российской Империи, подающий надежды скрипач и дирижер Жан Гулеско  вместе со своим оркестром отправился на гастроли в Россию. Выступал со своим квартетом в летних садах Баку и Кисловодска, где его скрипка услаждала слух отдыхающих. Завоевав первую популярность у российской публики, Жан Гулеско получил приглашения выступать на лучших площадках Москвы и Санкт-Петербурга.
С 1910 скрипка Гулеско служила украшением знаменитого ресторана Контан, до 1917 года Жан Гулеско сделал в России головокружительную музыкальную карьеру, завоевал расположение императора Николая Второго, полюбившего скрипку даровитого музыканта.

В до-революционной царской России  высоко ценили и любили Гулеско-скрипача  его игра нравилась представителям самых разных сословий российского общества: от членов царской семьи и военных самых разных рангов и званий, до знаменитостей сцены русской творческой интеллигенции, а затем и русской эмигрантской публики в Константинополе и Париже.
В офицерской среде Жан Гулеско был любим и узнаваем за исполнение полковых песен и маршей Императорской Российской Армии.

из книги Юлии Демиденко. Рестораны, трактиры, чайные... Из истории общественного питания в Петербурге XVIII – начала XX века

В мае 1911 г. при ресторане «Контан» открылся летний сад, пользовавшийся большим успехом у публики. В это же время в ресторане начались выступления румынского оркестра Ж. Гулеско, прославившего ресторан, появилась эстрада…

из книги Юрия Макарова «Моя служба в Старой Гвардии. 1905-1917»

Фотография encspb.ru - В саду ресторана "Контан". Фото 1913. 

«Контан» был небольшой, но очень уютный ресторан, куда входить нужно было по длинному корридору, по коврам, в которых тонула нога и где преобладающие цвета были темно-красный с золотом. Окна, выходили в сад. При нашем входе, знаменитый тогда дирижер, румын Жан Гулеско, останавливал музыку и оркестр начинал играть Семеновский марш. За это ему на тарелочке посылался бокал шампанского и золотой пятирублевик. Во всех первоклассных ресторанах бутылка шампанского стоила десять рублей. Компания человек в пять могла свободно обойтись двумя бутылками и таким образом удовольствие людей посмотреть и себя показать стоило не так уж дорого.


Жана Гулеско прекрасно знала вся "кутящая" аристократия Петербурга, многие ценители цыганской музыки приходили посмотреть и послушать именитого скрипача в популярный ресторан "Аквариум". Коронным номером квартета Ж.Гулеско считались знаменитые величальные "Чарочки", по воспоминаниям певца Александра Вертинского - "Жан Гулеско знал наизусть "Чарочки" всех российских военных полков и играл тот или иной вариант, в зависимости от того - какой полк сегодня кутил-гулял в ресторане..."


 Писатель Аарон Симанович в своей книге "Распутин и евреи" писал:

"Мой хороший друг, румынский скрипач Гулеско, любимец  петербургского  света, устраивал по какому то случаю вечер. Он пригласил своих знакомых на  тарелку "румынского  супа".  Среди  гостей  находились:  кавказский  князь   Николай Нишерадзе, камергер царя Иван Накашидзе, член  главного  правления  Красного Креста князь Уча-Дадиани, флигель-адъютант  царя  князь  Александр  Эристов, кутаисский  генерал-губернатор  и  отец  известной  придворной  дамы   князь Орбелиани и другие...
...Николай II был сторонником строгого абсолютизма, но его сильно стеснял обязательный для него, как монарха, придворный этикет. Он охотно обходил его. Для него было большим удовольствием разговаривать с завсегдатаями петербургских увеселительных домов, которые не всегда вели себя с ним подобающе. Я не хочу здесь рассказывать подробности, но могу только заметить, что царю очень нравился румын Гулеско. Главной причиной этому было то, что он сочинил песенку, в которой распевалось про офицеров царского конвоя, забывших в публичном доме уплатить по счету. Песенка кончалась
припевом: "Отдай мне мои три рубля", и царь по поводу этой песенки много смеялся."


из книги Егора  Иванова Серия «Вместе с Россией», книга 2:

"Гостиница «Астория» с первых месяцев войны стала излюбленным местопребыванием различных союзнических миссий и отдельных офицеров Англии и Франции. 350 ее элегантных и комфортабельных номеров, снабженных электрической сигнализацией и всевозможными удобствами, наполняло бравое офицерство. Известный румынский оркестр Гулеску услаждал по вечерам в ресторане своей страстной музыкой господ военных и их дам, у парадного подъезда длинным  рядом стояли моторы военного ведомства, дипломатических представительств и всяческих военно-промышленных организаций, плодившихся с необычайной быстротой."

из мемуаров Сергея Савицкого "Лейб-Гвардии Гренадерский Полк на войне 1914 года. Незаметные герои"

Новый 1917 год полку удалось встретить в дивизионном резерве в лесу, вернее — во пнях, так как от леса ничего не оставалось. Там были очень хорошие землянки и большая чудная землянка для офицерского собрания, — прямо целые хоромы, с каминами и даже с эстрадой для музыкантов. Перед Новым Годом командир запасного батальона полковник Корганов сделал нам сюрприз. Всеми любимый Дмитрий Адамович Корганов был тяжело ранен и по инвалидности не мог вернуться в строй полка, чем очень тяготился. Все его мысли и все заботы были всегда о полке. Зная, какое удовольствие это доставит офицерам, он прислал нам гренадера Гулеско с четырьмя музыкантами на встречу Нового Года. Оркестр Гулеско при мобилизации румынской армии был зачислен в наш запасный батальон. За время пребывания в полку гренадер Гулеско был даже произведен в ефрейторы.


Штаб дивизии одолжил нам рояль, и мы отдыхали под звуки румынского оркестра. Конечно, каждый день бывали у нас гости из других полков, нельзя же было пропустить случай послушать Гулеско на позиции! Новый Год встретили особенно торжественно и весело. Чередовались «чарочки» под любимую арию каждого офицера, да еще в исполнении Гулеско.

В годы гражданской войны семья Гулеско, избегая опасностей, покинула Петроград, и с периодическими выступлениями переезжала из города в город в направлении южных рубежей Российской Империи. В 1918-1919 Жан Гулеско выступал перед киевской публикой,  в Харькове служил при ресторане Версаль. Вскоре вместе с русской супругой Дарьей (Дмитриева Дора Сергеевна (1890-1968) и крохотной дочерью Лидой, Жан Гулеско покинул охваченный революционным огнем город на бронепоезде генерала Шкуро .

Генералом Шкуро писал в своих мемуарах:

"Во время моего пребывания в Таганроге ко мне заехал начальник английской военной миссии генерал Хольмен и просил меня прибыть в миссию для вручения мне ордена Бани, пожалованного Его Величеством английским Королем. Сговорившись и назначив подходящее для этой церемонии время я, в свою очередь, пригласил генерала Хольмена на ужин ко мне в поезд. Пригласил также генералов Романовского и Плющевского. Во время ужина играл известный скрипач, украшение петербургского «Аквариума» и любимец публики Жан Гулеско. По его просьбе я вывез его вместе с семьей из Харькова в своем поезде. Жан Гулеско играл русские, родные, хватавшие за сердце песни. Мы все как-то размягчились; беседа наша стала задушевной и простой. "




В 1921-ом семья Гулеско перебралась в Константинополь. Скрипка Гулеско звучала в  «Пти-шан» и в «Максиме».

О константинопольской эмиграции вспоминал в мемуарах певец Александр Вертинский:

 "В фешенебельном игорном доме, открытом предприимчивым одесситом Сергеем Альдбрандтом, выступал Жан Гулеско, знаменитый скрипач-румын, игравший в свое время у Донона и у Кюба, любимец петербургской кутящей публики. Было одно желание – забыться. Забыться во что бы то ни стало. Сперва играли в баккара, потом ужинали, потом пили “шам-питр”. Собирались мужскими компаниями по нескольку человек и кутили, вспоминая старый Петербург. 

 - Жан, нашу Конногвардейскую!

 Гулеско знал наизусть все “чарочки” всех полков. Раздувая свои цыганские, страстные ноздри, он подходил к столу.

 – Гулеско, наш Егерский! Ну-ка!..

 – Встать! Господа офицеры!

 Вставали. Пили. Требовали “Боже, царя храни”.

 Гулеско играл, сверкая белками цыганских глаз, и как-то особенно ловко подхватывал на лету и перекладывал в карман брошенные десятки."

Русский публицист Н.Н.Чебышев записал в своем эмигрантском дневнике 5 января 1921г.

"Вчера обедал в Большом Московском Кружке. Там играет Гулеско. Вместе с нами передвигается по лабиринту бытовое облако прошлого, оказавшегося таким неистребимым."


Имея европейскую известность и румынский паспорт, Жан Гулеско колесил по Европе вслед за русской белой эмиграцией, был занят концертной деятельностью,  выступал как скрипач и дирижер с оркестром в концертах. В 1923 году работал в берлинских ресторанах, выступал перед С.А.Есениным. С 1924 играл в русских и кавказских ресторанах в Париже.

В 1926 в Париже, вместе с гитаристом Сашей Макаровым и своим оркестром участвовал в развлекательной программе нового парижского кабаре "Би-Ба-Бо".

В 1930-1932  участвовал в артистической программе роскошного ресторана Большой Московский Эрмитаж, принадлежавшего А.Рыжикову.

20 мая 1933 года Жан Гулеско был приглашен выступить на морском бале, проведенного под предводительством адмирала французского флота Гепратта, в Национальном клубе армии, флота и авиации.

В марте 1936 года Жан Гулеско выступал в вновь открытом ресторане La nouvelle maisonette Russe.
9 января 1937Жан Гулеско  вместе с цыганским хором Дмитрия Полякова выступал в зале парижского Аэроклуба,  на большом рождественском балу для русской молодежи.

В 1938 Жан Гулсеко участвовал в вечере, посвященном А. Вяльцевой. С середины 30-ых знаменитый румынский скрипач с успехом выступал в парижских театрах.

В период с 1920 по 1939 Жан Гулеско много гастролировал по Европе, имел ангажементы в Испании, Алжире, Египте Германии, Польше. В середине 30-ых наездами выступал в рижском ресторане "Римский Погребок", открытом при гостинице "Рим".

из книги Ильи Дименштейна - Русская Рига : городовые и извозчики, рестораны и гостиные дворы, кинематографы и ярмарки, парки и памятники, Том 2

"Незабываемый погребок"

Гостиница унаследовала традиции еще с дореволюционных времен. Построили ее в 1878 году, и она стала первой в городе, где появились телефон и электрическое освещение. Владельцем шикарного отеля был Кристап Морберг — хозяин десятков доходных домов. Морберг сдавал гостиницу в аренду. В 1920-е арендаторами становится семейство Юргенсонов. Получив в аренду гостиницу, они уже знали, чем приумножить ее славу — шикарным рестораном. В "Погребке" был целый лабиринт залов и комнат. Каждая — с собственным названием. Почитатели старины предпочитали отдыхать в "Бастионной" или " Рыцарской", дипломаты — в "Голландской", молодые парочки — в "Любовной ", гурманы — в "Охотничьей". "Голландскую" украшали подлинные картины фламандских мастеров. Сюда часто захаживал посол Голландии в Латвии Ван де Декер с супругой. В "Рыцарской" по стенам были развешаны средневековые доспехи, а стол сервировали старинной посудой. "Гвоздем" "Охотничьей" был, конечно же, бассейн с живой рыбой. Прямо здесь гурманы могли выбрать понравившийся экземпляр, и официант вылавливал его на ваших глазах .Xотя в ассортименте и значились привозные продукты, завсегдатаи предпочитали местные. У Юргенсонов под Ригой было большое количество сельскохозяйственных угодий — и фрукты, овощи доставляли прямо с грядки. Святая святых "Римского погребка" считалась "Фарфоровая" комната. Там хранилась особо изысканная посуда — золотая и серебряная. "Фарфоровую " открывали в особых случаях. Правда, таковых в "биографии" ресторана было немало. Достаточно сказать , что среди посетителей был сам Шаляпин. Он, по обыкновению, находился в приподнятом настроении, шутил и угощал официантов дорогим коньяком.
Среди именитых гостей был и скрипач последнего русского императора румынский цыган Жан Гулеску. Это была легендарная личность. В 1936 годуему стукнуло 70, но он по-прежнему много играл — днем и после полуночи, когда штатный оркестр "Погребка" под управлением Миши Альянского удалялся на перерыв.
В репертуаре Гулеску были русские и цыганские романсы — "Степь да степь ", "Белая акация", "Две гитары", "Красный сарафан". Но в "Римский погребок" многие шли только ради одной вещи — "Черных гусаров". Это была любимая песня Николая II. Гулеску, как солдат, играл ее стоя. Когда "пела скрипка", даже нагрузившиеся посетители сидели не шелохнувшись. Гулеску был самородок — играл на слух, не зная нот. Не умел ни читать, ни писать. Получая гонорары, расписывался двумя буквами — "GU". Официантам часто рассказывал о том, что во всех бедах России виноват Распутин и некто Бродский с Ароном Симановичем...

из книги Б. М. Носика РУССКИЙ XX век на кладбище под Парижем:

"Волшебную скрипку Гулеско слушали до революции на петербург­ской «Вилле Родэ», в «Аквариуме», в Петергофе и в Царском Селе, где он был любимцем имераторского двора. После революции этот знаменитый скрипач-румын стал блистать в русских ресторанах и кабаре Парижа, которых было в ту пору не пять и не десять, а многие десятки, может, больше сотни — кто считал? Русские кабаре были украшением французской столицы, и в лучших из них танцевали грузинские джигиты, гремели оркестры балалаечников, пели цыганские хоры и, конечно, до самой души пробирала скрипка Гулеско. Он играл и в «Шато коказьен» («Кавказском замке»), под которым был зал «Кавказского погребка» («Каво коказьен»), и в других ресторанах «восточного стиля», а также в ресторанах «русского стиля» — играл в лучших русских кабаре Парижа, куда тянулась самая богатая публика, в ресторанах, открытых и предприимчивым Нагорновым и предприимчивым Рыжиковым, и предприимчивым Новским... В каком романе о межвоенной парижской жизни не найдешь страниц об этих русских кабаре? В каком из них не звучит фоном к диалогу, не надрывает душу скрипка Ивана Гулеско?
«Я его слышал однажды, — рассказывал мне старый парижский фотограф Евгений Рубин, — незабываемая скрипка — она шептала, она пела, говорила, а какое пианиссимо... Под струны он клал водочную рюмку... Незабываемо...»"


Из мемуаров виртуозного скрипача О М.Рейсона: 

"...На одном из таких собраний я услышал игру знаменитого румынского скрипача Жана Гулеску, все пальцы которого были унизаны кольцами с драгоценными каменьями. В квартетах Гайдна и Бетховена он каждый звук украшал и варьировал. Я был изумлен таким исполнением и не смог узнать знакомых произведений."

За свою долгую жизнь Жан Гулеско воспитал на ресторанной эстраде целую плеяду популярных цыганских музыкантов-скрипачей, и фактически был одним из основоположников жанра музыки цыганского кабаре.  Выступления и концерты Жана Гулеско всегда пользовались большой популярностью, а репортеры оделяли Гулеско эпитетом "вечно любимый"
Жан Гулеско ушел из жизни в 1953 году. Похоронен на знаменитом кладбище Сент-Женевьев-де-Буа На надгробии памятника изображены скрипка и лира...


До-революционные граммофонные пластинки Жана Гулеско: 


"Граммофон" ( Санкт-Петербург 1909-ом году):

Amour Gramophone 20876 (6728r) - "Белой акации/Коробейники"

Amour Gramophone 20880 (6821r) - "Ах я влюблен в глаза одни/Цветы/Чардаш"

Concert (Cupid) 20872 (6723r) - "Ой-ра, ой-ра" (полька)

Concert (Cupid) 20879 (6819r) - "Тобоган" (румынская мелодия)

"Граммофон" ( Санкт-Петербург 1910)

C. 20932. "О если там,  за небесами"

C. 20948. "Парагвай" (салонный танец Вальверде)

"Граммофон"  ( Санкт-Петербург  22.10.1912)

Amour Gramophone 2-20566 (16851b) - "Первая любовь" (румынский вальс)

Amour Gramophone 2-20569 (16858b) - "Под сурдинку" (вальс)

"Граммофон"  ( Санкт-Петербург 1915)

Граммофон №231-1 "Понапрасну, Ваня, ходишь", русская нар. песня

Пластинки выпущенные в Европе: 


"Kalliope" (Германия, март 1928-го года)

Kalliope 4556. "Singet, Zigeuner!"
Прослушать на russian-records.com
Kalliope 4556-2 Венгерские песни и чардаши"
Прослушать на russian-records.com

"Brillant-Special" (Германия, 1928-ой год)

Brillant-Special 447 13491 - "Wolga-Wolga" - "Волга-Волга" (с хором)
Brillant-Special 375 13489 - "Kasbek" - "Казбек"
Прослушать на russian-records.com

"Syrena Record" (февраль 1929)

Syrena Electro 6345 20209 - "Troikafahrt" (Shyshkin) - "Ямщик"
Syrena Electro 634520210 - "Zwei Gitarren" - "Две гитары"

"Artiphon" (Германия 1929 г.)

Artiphon 03877/7 - Rumänische Tänze (Румынский танец)
Artiphon 03877/8 - Herz, still! (русский романс)

"Artiphon" (Германия 1930 г.)

Artiphon 03339/41 - "Kalitka" - "Калитка"
Artiphon 03339/42 - "Die Tage vergehen" - "Дни бегут"

Artiphon 03493/3 - " Schwarze Augen" - "Черные глаза"
Artiphon 03493/4 - "Auf Wiedersehn, mein Moskau" - "Прощай, Москва"

Artiphon 11119/21 - "Zwei Gitarren" - "Две гитары"
Artiphon 11119/22- " Gàida troika/Bubliki" - "Гай-да тройка/Бублички")

"Phonycord" (Германия, 1930-ый год)

Phonycord 15 (3491) - "Stenka Rasin u. d. Furstin, Wolgal - "Стенька Разин и княжна"
Phonycord 183 (3338) - "Poschalej" - "Пожалей" (романс Н. Бакалейникова)

Phonycord (3340) - "Ljubow proschla" - "Любовь прошла" (романс Н. Бакалейникова)
Phonycord (3489) - "Kasbek, kaukas" - "Казбек"
Посмотреть на Ю-Туб
Phonycord 59 (3337) - "Troikafahrt" (Shyshkin) - "Ямщик" (переиздание)
Phonycord 60 (3339) - "2 Gitarren" - "Две гитары" (переиздание)

Грамофонный Репертуар Жана Гулеско:


 01.  Белой акации
 02. "Ах я влюблен в глаза одни
 03. "Ой-ра, ой-ра" (полька)
 04. "Тобоган" (румынская мелодия)
 05. "Первая любовь" (румынский вальс)
 06. "Под сурдинку" (вальс)
 07. Чардаш
 08. Цветы (романс)
 09. "Волга-Волга"
 10. "Ямщик"
 11. "Две гитары"
 12. "Rumänische Tänze (Румынский танец)
 13. "Венгерский танец"
 14. "Herz, still!" (Спи, мое бедное сердце)
 15. "Калитка"
 16. "Дни бегут"
 17. "Черные глаза"
 18. "Прощай, Москва"
 19. "Две гитары"
 20. "Гай-да тройка/Бублички"
 21. "Стенька Разин и княжна"
 22. "Пожалей ты меня"
 23. "Любовь прошла"
 24. "Казбек"
 25. Что мне горе
 26. Графиня Марица
 27. Прощай ты Новая Деревня
 28. Только раз
 29. Дорогой длинною
 30. Пой цыгане
 31. Коробейники
 32. Бублички
 33. Казачек
 34. Последний нонешний денек

Комментариев нет:

Отправить комментарий