Алёша Димитриевич

            ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ФИЛЬМЫ О АЛЁШЕ ДИМИТРИЕВИЧЕ

                                                    Видеохроника

Уникальная премьерная цветная студийная видеозапись совместного «живого» выступления знаменитого американского киноактёра и исполнителя песен российского происхождения - Юла Бриннера и «звезды цыганской песни» - парижского цыганского музыканта и выходца из России - Алёши Димитриевича, исполнивших дуэтом под собственный аккомпанемент знаменитый цыганский романс «Две гитары». Данная телесъёмка была произведена в «прямом ТВ-эфире» и является фрагментом долгое время популярной в США «семейной» развлекательной телепрограммы «ТВ-Шоу Эда Салливана» - Выпуск №-926 («The Ed Sullivan Show») и транслировалась в субботний вечер 17-го сентября 1967-го года в Нью-Йорке на одном из главных американских телеканалов компании «CBS Studio» («Columbia Broadcasting System») вещавшей на Северную и Центральную Америку, а так же страны Карибского бассейна. В начале съёмки ведущий телешоу Эд Салливан впервые представил американскому телезрителю новый "дуэт" с участием Юла Бриннера и Алёши Димитриевича, тем самым открыв широкому кругу слушателей ещё одну грань таланта актёра-эмигранта Юла Бриннера, а так же познакомив зрителей с его другом, несравненным цыганским исполнителем и музыкантом из Парижа - Алёшей Димитриевичем. Интересно, что в рамках того же программного теле-выпуска «ТВ-Шоу Эда Салливана» (№-926) на одной сцене с Юлом Бриннером и Алёшей Димитриевичем так же впервые перед много миллионной телевизионной аудиторией выступили музыканты культовой американской рок-группы - "The Doors" ("Дорз") со своим легендарным лидер-вокалистом и автором песен - Джимом Моррисоном (James Douglas Morrison), третьим участником телевизионного шоу был популярный американский комик и киноактёр - Родни Дангерфильд (Rodney Dangerfield), известный многим кинолюбителям по комедийным фильмам 1980-90-ых годов. Учитывая обстоятельства и реалии тех лет логично предположить, что прошедшее в сентябре 1967-го единственное эксклюзивное выступление «дуэта» Юла Бриннера и Алёши Димитриевича перед максимально широкой «заокеанской» аудиторией, состоявшееся на самом престижном в те годы развлекательно-музыкальном «ТВ-Шоу Эда Салливана», с определённой долей представляло собой не только целевое продвижение и знакомство западных слушателей с цыганской культурой (в то время ещё не столь популярной), и разумеется не являлось «жестом творческого самоутверждения», а в большей форме походило на рекламную акцию-выступление данное в поддержку и продвижение вышедшего на западный музыкальный рынок весной того же года англо-американской версии издания винилового диска-гиганта Юла Бриннера и Алёши Димитриевича – «The Gypsy and I» (LP-«Цыган и Я»/Label: «Vanguard», 1967).

Студийная чёрно-белая телесъёмка 1968 года песни «Julik» («Жулик» - «Мама, я жулика люблю…») в исполнении Алёши Димитриевича в сопровождении инструментального оркестра под управлением Марка де Лучека . Данная запись была сделана в рамках популярной французской музыкальной телепрограммы «Dim, Dam, Dom» («Мелодии Варьете»)

Алёша Димитриевич и Костя Казанский – «Выступление на праздничном концерте для русской эмигрантской диаспоры Парижа» - Редкая цветная видеосъёмка из 3-х фрагментов с тремя песенными номерами: «Табак», «Эмигрантское Танго» и «Хорош мальчик» (попурри) в «живом» исполнении Алёши Димитриевича (вокал, гитара) и Константина Казанского (гитара). Видеосъёмка состоялась 13-го января 1977-го года в Париже на праздничном концерте для российской эмигрантской диаспоры и приглашённой французской публики, по случаю празднования Старого Нового Года. Кроме Алёши Димитриевича и Константина Казанского в концерте так же приняли участие многие известные эмигрантские исполнители и коллективы, такие как: Трио «Цыгане Ивановичи» и другие. Видеозапись производилась французским телевидением.
  
 
  
 
 
 
 
 

                  Пластинки Алеши Димитриевича


               Компакт-диски Алеши Димитриевича



                         Цыганский барон французского разлива 

Его считали королем ночного Парижа. Называли любимцем французских звезд и другом всей русской эмиграции. «Кто не знает Алешу Дмитриевича, тому в жизни не повезло». Легендарный цыган французского разлива Алеша Дмитриевич, чьи диски покупает сегодня поколение рокеров, пытаясь подражать его неподражаемой манере петь. «Я милого (пауза) узнаю (пауза) по по-ход-ке-е-е. Он носит (пауза), эх, да носит (пауза) брюки галифе-е-е...» — поет сегодня Гарик Сукачев, влюбленный в Дмитриевича, которого никогда не видел. А Шарль Азнавур способен на ломаном русском воспроизвести: «Мама, а я жулика люблю». 

Каким был французский цыган Алеша Дмитриевич, носитель забытой ресторанной культуры, рассказала мне его вдова, Тереза Дмитриевич, которая до сих пор живет в Париже. Это ее первое интервью российской прессе

Лучший способ остаться в народной памяти — жениться на женщине много моложе себя. Цыган маленького роста, щуплой комплекции Алеша Дмитриевич женился на ясноглазой светловолосой нормандке Терезе, которая была моложе его на 33 года. Сейчас ей 74, но она все время смеется, легкая в общении и в французскую речь время от времени вплетает незнакомые мне словечки.

 — Это по-цыгански, — смеется Тереза.


Вы говорите по-цыгански? Освоили такой сложный язык? 

 — Говорю, потому что в доме мы все говорили по-цыгански: Алеша, его сестра Валя и я, но я — хуже других. Алеша вообще все воспринимал на слух, он часто смешивал французские и цыганские слова. Вот, например, «дорога» — по-французски «рут», а он говорил «дрог». Примерно 65 процентов слов у нас в доме шло по-цыгански.

Одинокий мужчина плох для работы

 — Интересно, как вы познакомились? Ведь такая разница в возрасте.... 

 — Это так смешно (снова смеется) — на небесах познакомились. Он работал вместе с сестрой Валей в Лондоне: она пела, а он играл на гитаре. Он вообще был великолепный гитарист. А я в Лондоне изучала английский язык. И вот в самолете — он летел в Париж — я оказалась рядом с сестрой Алеши и ее дочерью. Мы болтали, смеялись, и она вдруг сказала: «О, ты как раз для моего брата создана». А брата я не видела, он сидел отдельно, где-то в первых рядах самолета. Не знаю, почему она так сказала. Может быть, потому, что в то время Алеша был один многие годы, а одинокий мужчина плох для работы. Так считала его сестра.


 — Но обычно цыгане женятся только на цыганках. 

 — Дмитриевичи — это была другая цыганская каста, не таборная, и для них это не было нормой. Только вот старший брат женился на цыганке в начале 20-х годов, а Иван (тот самый, что написал знаменитое «Эмигрантское танго») женат был на русской. И Алеша до меня тоже был женат на русской, а потом женился вот на француженке, то есть на мне. Но он всегда хотел быть похороненным только в русской земле.

 — Я ошибаюсь: разве не во Франции он похоронен? 

 — Не ошибаетесь.

Братишка Юл 


 — Их клан во времена Александра II был назван Дмитриевичами. Именно в это время они получили награду за свое пение и звание барона.

 — Выходит, Алеша Дмитриевич был барон? 

 — Да, он был в их роду последним бароном, потому что у нас нет сына. Бог детей нам с Алешей не дал.

 — Звание барона давало семье какие-то привилегии? 

 — Отец Алеши, первым получивший это звание, был вторым гитаристом у Николая II. Не могу сказать ничего о привилегиях, кроме того, что семья всегда хорошо жила. А я знала, что вышла замуж за великого мужчину, несмотря на то что он маленького роста. Для русской истории это был большой человек.

Маленькое отступление. В 70-е годы Алеша Дмитриевич работал в ресторане «Распутин» (с ударением на последний слог) на улице Боссано, рядом с Елисейскими Полями. Его держала известная в Париже мадам Мартини, которая делала в «Распутине» ставку на цыган. Алешу приходили слушать французские звезды, мало что понимавшие в том, о чем он пел по-русски. Но, как рассказывают очевидцы, энергия пения, манера, голос этого маленького цыгана буквально завораживали. Ну а уж когда в Париж стали приезжать советские, то они специально шли на Дмитриевича. Шемякин, Высоцкий почитали за честь назвать себя его другом. Советские счастливчики, вырвавшиеся за бугор, собирались в доме художника Зеленина, куда петь специально приглашали Дмитриевича. И тот с удовольствием приходил.

 — Алеша знал очень многих, а его знали все, потому что он был очень знаменит. Из ваших знал Высоцкого, водил дружбу с музыкантами ансамбля Красной армии и знал танцоров из ансамбля Моисеева.

 — Известно, что он часто выступал вместе с Юлом Бриннером, знаменитым американским киноактером. 

 — А вы знаете, что они были родственники? Да-да, их матери — двоюродные сестры, и Юл говорил во всех интервью: «Алешка — мой братишка». Но Юл в какой-то момент начал это скрывать, и я даже знаю почему. Дело в том, что его третья жена, итальянка, не любила цыган. Они вместе с Юлом пели, даже диск записали, который вышел в Англии. И они на нем хорошо заработали. Но в последние годы Алеша с братом совсем не виделись: жена препятствовала.

 — Тереза, а Алеша вам пел? 

 — Можно сказать, что пел, потому что дома каждый день репетировал. Я хорошо помню романс «Я вас любил». Смешно сказать, но он не любил этого романса, считал, что мелодия неподходящая к словам, хотел даже написать новую. А еще однажды, когда я разозлилась на него (это редко случалось), он написал песню про Терезу, то есть про меня. Но она не сохранилась, мы ее не записали: я поленилась, а Алеша... Он же не умел писать и читать.

 — Что? Простите, а как же он учил песни? 

 — На слух, все на слух. Не читал, не писал. Все запоминал наизусть. Он очень любил романсы «Только ночь» и «Что делает сердце», очень старые, XIX века, мелодию последнего написал его отец.

 Все у нас держалось на смысле семьи и боге

 — Голос у него, насколько я могу судить по дискам, своеобразный, энергетически манкий. Но каким он был сам? 

 — Он был свободный как ветер. «Я свободный человек», — говорил он журналистам, и те делали большие глаза, потому что рядом с ним стояла я. «А кто эта дама сзади вас?» Он смотрел на меня и впроброс так, небрежно: «Моя жена». Вот это чисто цыганское, мужское. Жена — значит дом, а мужчина — человек, который всем руководит.

 — Сурово обращался с женщинами, диктатор? 

 — Да-да, это правда. Это старая закваска. Но дело в том, что мой отец (он не цыган, чистокровный француз) тоже был очень строгий. Поэтому я не чувствовала разницы.

 — Извините, надеюсь, он вас не бил? 

 — Никогда! Никогда! И его отец тоже руку не поднимал на мать. Мать звали Евгенией, она была большая женщина и руководила семьей. А мужчины в их семье тоже руководили, но только вне семьи. То есть на людях.

 — Можно ли утверждать, что вы, француженка, хорошо себя чувствовали среди цыган? 

 — Да, абсолютно, потому что все у нас держалось на смысле семьи и боге. Алеша был очень верующим человеком.

 — И вас нисколько не смущала репутация, которая сопровождает эту нацию, — воры? 

 — Я сейчас что-то вам скажу. Однажды мы возвращались из путешествия, проезжали мимо деревни, и Алеша сказал мне: «Давай украдем курицу». И рассказал мне, как они с друзьями воровали кур, правда, потом приглашали фермеров, у которых воровали, и пели им. На самом деле Дмитриевичи испокон века лудили кастрюли, бронзу — это было их занятие — и хорошо зарабатывали. Естественно, танцевали и пели. Ведь аристократы в России очень любили цыган, и офицеры тоже. Валя, сестра Алеши, часто вспоминала: «Родители ходили к графу Толстому петь. Он всегда нам говорил: «Вы можете оставаться у меня сколько хотите».

 — Чему вы научились у цыган. Они вам гадали? 

 — Я видела много раз, как Алеша по пульсу мог определить, кого ждет женщина — мальчика или девочку. А насчет гадания так скажу, как мне объясняли цыгане. Они говорили: «Мы берем руку, а все время смотрим в глаза. Есть жесты, которые всегда говорят о том, что у вас есть доверие». Они умеют это считывать, цыгане хорошие психологи. Я многому научилась у цыган. Например, быть свободной. Один раз в году, в июле, мы брали с Алешей машину и уезжали путешествовать. Валя родилась в 1905 году, а Алеша — в 1914-м. Они много путешествовали по России. В 1922 году они уехали из России через Владивосток в Китай, на острова Индонезии, Малайзии. Жили в Румынии и, наконец, осели в Париже.

 И знаете, иногда мы останавливались в полночь на дороге, спали в машине. И вот он всегда чувствовал, точно по запаху, есть поблизости опасность или нет. Я не знаю, как он это делал, просто говорил: «Лучше уедем отсюда, здесь нечисто».

 — Он работал только в ресторанах? 


 — Он пел в «Распутине», ресторан простирался на два этажа вглубь. Люди курили сигары, пили и не слушали внимательно то, что поют артисты. И поэтому Алеша очень часто не пел, например, романс «Гори, гори, моя звезда», а напевал абракадабру: «Гри-гри-гри». А люди ели, пили, аплодировали — им важен был амбьянс, то есть атмосфера.

 К счастью, пришла вторая волна эмиграции, и вот тогда у Алеши случился праздник — появились концерты, его стали приглашать в богатые дома. И вот здесь платили намного лучше, чем в ресторане. Работа в ресторане начиналась в половине одиннадцатого вечера, а домой Алеша возвращался в три часа ночи.




 — Но он же артист, хоть и ресторанный. Его не угнетала эта поденщина?

 — Не то чтобы угнетала, и нельзя сказать, что он ненавидел ее. Говорил мне, что это индустрия, а значит, надо терпеть. И еще говорил: «Если бы я был французом, я бы был более популярен, чем Билли Холидей». Сначала он только аккомпанировал любимой сестре, и только после ее смерти у него, можно сказать, началась сольная карьера.

 — А вы сами никогда не пробовали петь? 

 — Однажды я заикнулась, что хочу попробовать, но он отрезал: «Моя жена никогда не будет петь и танцевать». Это чисто цыганское заявление. Так что я всю жизнь проработала на французских железных дорогах архивистом. Я работала днем, а Алеша ночью. Он работал до 85-го года, можно сказать, до самой смерти. За месяц до его кончины врач предупредил Алешу, что не надо петь, совсем плохо с легкими. Даже если бы он не курил, он все равно в ресторанах вдыхал этот ужасный дым, от этого, думаю, и заболел.

 Я расскажу вам его последний день жизни. Я помню его отчетливо. Я чувствовала, что он уходит. 12 января он вернулся домой и сказал, что больше не пойдет петь. А 21 января он не смог дышать и задохнулся. В последний момент, задыхаясь, улыбнулся и произнес: «Мама». Он как бы увидел свою мать. Когда я рассказала это его племяннице, дочери Вали, та сказала: «Алеша нашел всю свою семью. Сейчас они будут праздновать».

 Он лежит на Сен-Женевьев-де-Буа. На русском кладбище, рядом с могилами кадетов. Ведь он всегда очень много пел для русских офицеров.

 — Восемнадцать лет, что вы прожили вместе с Алешей Дмитриевичем, прошли среди цыган. Как вы относитесь к идее Николя Саркози: депортировать цыган с территории Франции?

 — Я не знала и не знаю этой проблемы. Среди любой нации всегда были люди, которые плохо уживались с властями. У Дмитриевичей таких проблем не было никогда — ни в России, ни во Франции. Мне кажется, что это касается только людей, которые не умеют себя вести в обществе. Алеша — русский цыган.

Московский Комсомолец № 25748 от 17 сентября 2011 г.

источник: http://www.mk.ru/culture....va.html
     

Пойте, цыгане!

Алеша Димитриевич глазами Кости Казанского

 
Костя Казанский - болгарский певец, французский композитор и русский музыкант, соавтор вышедших во Франции пластинок Высоцкого. В Болгарии Костя был звездой эстрады, но в 70-е вынужден был эмигрировать. Так он попал в Париж и начал выступать в знаменитых ресторанах "Царевич" и "Распутин". Здесь он познакомился с легендарным цыганским певцами Алешей и Валей Димитриевичами, Володей Поляковым. Он аккомпанировал им на гитаре, аранжировал их пластинки, а позже написал книгу, посвященную истории уникального культурного феномена - "кабаре Рюс". 8 апреля отмечался Международный день цыган. Памяти Алеши Димитриевича, сына этого народа, и посвящено интервью Кости Казанского.

- Костя, можно сказать, что в Париже 20-х годов возродилась атмосфера дореволюционных "Яра" или "Стрельны"?

- Первые русские кабаре появились в Париже оттого, что другого выбора не было. Надо было зарабатывать, выживать. Некоторые занимались этим и до эмиграции, как, например, Рыжиков, хозяин "Эрмитажа". А первое русское кабаре открыл на Монмартре грек Варонис. Интересно, что это был не цыганский хор, а грузинский - чего в Москве никогда не было. Но дух России, эпохи остался. Хотя то же самое сделать было невозможно: публика не та...

Главное разочарование, конечно, в публике. Она требовала "Ямщик, не гони лошадей". Неплохая, в общем-то, песня, но что с ней сделали? Все, наоборот, гонят лошадей! Так нравилось публике - и на этом цыганская аристократия кончилась...

- До революции семья Димитриевичей была известна в России?

- Старший брат, Николай, был замечательный танцор, работал в "Яре". А все остальные были еще детьми до революции. Валя родилась в 1905-м году, Алеша - в 1913-м. В семье их было пять братьев и три или четыре сестры. Самый музыкальный - Иван. Когда они оказались в Европе, то все танцевали и работали в цирке, а Иван играл на гитаре. Алеша был танцором, и если бы не старость, он продолжал бы танцевать. Никогда не запел бы...

В 20-е годы в сложившемся здесь мире русской эмиграции хорошо знали, кто такие Массальский или Настя Полякова... Настя Полякова была светской дамой, одетой в черное. Дмитрий Поляков был благородный барин, несмотря на татарскую физиономию. Они знали, как пели век назад. А потом, в 30-х, появилась новая публика, их не знавшая. И с этого момента молодые Димитриевичи поют и пляшут в Париже, как никто до них здесь этого не делал. Успех бешеный, невероятный. Они поразили парижскую публику - ведь они были больше похожи на цыган из мифологии.

Димитриевичи уехали из Франции с началом Второй мировой войны. Валя уехала раньше, выйдя замуж за бразильского консула. Алеша попал в Аргентину. Кстати, в том, что Алеша делал, есть большое аргентинское влияние. Он пел, как поют некоторые певцы танго. И есть много вещей, которые он взял из Латинской Америки. И, слава Богу, получился какой-то уникальный сплав.

- А когда они вернулись в Париж?

- Обратно Димитриевичи вернулись в 1958 году. Валя пошла в ансамбль Марка де Лучека, который ей аккомпанировал. А потом брат и сестра стали выступать вместе. Марк де Лучек, кстати, помог им очень сильно. Был такой знаменитый ресторан "Гранд Северин", куда Марк взял их петь вместе со своим ансамблем. Марк был совсем молодой и очень красивый. Ему было 20 лет, и вокруг него всегда было много красивых молодых девочек. А Валя и Алеша были уже людьми пожившими. Атмосфера была замечательная, и получилось очень здорово.
- Известно, что Алеша относился к людям избирательно, но при этом у него было много друзей.

- Очень! Он сам был очень приветливый и симпатичный человек. Конечно, вне профессиональных отношений. Я его знал и с той и с другой стороны. Я четыре года работал с Алешей и Валей. Может, я делаю себе комплимент, но они сами меня выбрали и знали, кого выбирают. Я так и не понял, почему... Я никогда не был знаменитым гитаристом. Может, оттого, что я не начал петь "Ямщика", как приехал сюда, а стал сам писать песни на русские стихи - Эренбурга и прочих? Когда я впервые спел все это в кабаре, они на меня посмотрели, как на сумасшедшего. И через два месяца в какой-то момент Соня Димитриевич (племянница Алеши. - В.А.) сказала: "Эй, иди к нам!" Не могу это объяснить. Когда они кого-то любят, то навсегда. И не важно, цыган ли ты. А когда не любят, то лучше сквозь землю провалиться. Это особый мир. С этого момента я стал гражданином мира. 
- Говорят, Алеша Димитриевич дружил с Юлом Бриннером...

- В 30-х годах Димитриевичи очень помогли Юлу Бриннеру здесь, в Париже. Когда некуда было пойти, он шел к ним. Когда Юл Бриннер имел возможность записать пластинку в Вене, он пригласил своего друга, Алешу. Я очень люблю эту пластинку, и мне нравится, как Юл Бриннер поет - чуть-чуть монотонно, но в этом есть своя прелесть. Когда поет, он не относится к себе слишком всерьез. Но, как и Димитриевич, передает при этом что-то очень существенное. Я так не могу - это как язык масонских жестов. Те, кто работал с ними, это понимают.

- Марина Влади писала о том, как ждал встречи с Алешей Высоцкий...

- Существует устойчивый русский миф о цыганском Париже, литературный образ старой России вообще. Приезжая в Париж впервые, ты разочаровываешься в нем. И тут уже все равно, Высоцкий ты или нет. Володя Поляков мог понять и оценить Высоцкого. Алеша Димитриевич - нет, у него не было такого русского словаря... Он мог только почувствовать эти песни. Возможно, благодаря тому, что Алеша не умел читать и писать, у него был бешеный нюх! Алеша Димитриевич не объяснял, почему и кого он любит, а кого - нет. Володю - любил, и Марина Влади написала об этом.

Когда здесь была Белла Ахмадулина с Борисом Мессерером, мы пошли в "Распутин" слушать Алешу. И Ахмадулина сказала: "Господи, на каком языке он поет! Давай напишем ему слова!" А Володя говорит: "Оставь, это его язык, русский Алеши Димитриевича!"

- Вам было сложно записывать пластинку с Алешей?

- Да, но это был абсолютно профессиональный подход. Это был не каприз для Алеши, ведь он годами хотел сделать пластинку один, без сестры. Всегда было так: Валя впереди, а позади какой-то маленький Алеша, которому ничего не нравится. Все говно - публика, сестра не то делает, рядом тоже непонятно кто - все у него не так, вечно всем недоволен. И у него были свои способы дать почувствовать, что это именно он.

Алеша, которому я аккомпанировал ежедневно, на другой день говорил: "Ты помнишь, что ты вчера сделал не так? Я тебе покажу, как надо". Но каждый день я играл одинаково. Просто он пел по-другому. Он все хотел сделать по-своему. У меня волосы седые с одной стороны из-за Алеши Димитриевича, с другой - из-за Володи Полякова. И с тем и с другим было сложно, почти невозможно работать. Но я очень доволен, что мы сделали это - только благодаря Мише Шемякину, чья была инициатива и деньги. Это был очень красивый жест с его стороны.
 - В 1984 году вы поехали с Алешей на гастроли по США. Там другая аудитория, воспитанная на блатных песнях. Они легче для восприятия публикой и удобнее для многочисленных подражателей.

- Концерты в Штатах были плохо организованы, человек, который этим занимался, обманывал нас, и я хотел уйти сразу. Мы давали концерты во всех больших городах - для новых эмигрантов. Выступали втроем: Алеша, моя жена и я. Остались из-за него - ведь мы вытащили его из "Распутина", чтобы сделать эти концерты, его лебединую песню. И мне хотелось, чтобы эта песня была красивой. Алеша даже привез с собой свою любимую девушку, хотел ей показать, что он известен в Америке, что он - звезда. А получилось так: "Вы хотите только песни уличной шпаны? Будет вам шпана". И это было огромное разочарование, было очень обидно. Как можно считать, что самое интересное из того, что он сделал, это - "Гори, гори..." и "Мама, я жулика люблю!". Первые два-три концерта он старался петь какие-то романсы, но публика не слушала.

А Алеша обожал романсы - как каждый человек, который любит петь. Все остальное его не интересовало. Однажды мы выступали с Алешей Димитриевичем в Вашингтоне, концерт был очень для нас тяжелый - проблемы с гитарой, да и просто устали. И вот вместе с Галиной Вишневской и Славой Ростроповичем подходит после концерта батюшка из русской церкви и говорит: "Знаете, когда Алеша поет, возникает какое-то духовное, священное ощущение".

- Алеша ведь любил петь за столом, выбирая своего слушателя...

- Да, и этого ему очень не хватало. И не только ему. Еще Кессель писал в своих "Княжеских ночах" в 1927 году, что все цыгане и русские, работающие в кабаре, в три-четыре утра шли куда-то есть. И потом пели друг для друга. И тогда только можно было услышать настоящие песни. Это я застал, в 70-х годах еще существовала такая традиция. На одном из таких вечеров я познакомился с Марком де Лучеком. Мы не работали с ним вместе, но какие оркестры делали в 4 часа утра! Мы не напивались, просто пили кофе, кто-то играл и пел - и получалось что-то сумасшедшее. И это Алеша очень любил - петь для того, кто слушал. Ведь все обожали, чтобы было больше гитаристов, громче и пели все вместе. А он пел тихо - ведь романс вещь камерная, его нельзя кричать. Это сам вздох. Самое главное - как ты его споешь. Он любил петь для себя, не на публику, не ради денег. Он говорил: "Я вам спою, как полагается".

Вадим Алексеев

Париж-Москва

Независимая газета от 11.04.2003 (ссылка на первоисточник): http://www.ng.ru/saturday/2003-04-11/15_gipsy.html



5 комментариев:

  1. пусть будет вечно эта страница в интернете

    ОтветитьУдалить
  2. Троянский жеребёнок5 сентября 2013 г., 19:46

    Просто замечательная страница!
    Счастлив, что нашёл её!

    ОтветитьУдалить
  3. замечательно!я поклонник и последователь Алеши! alexander tsoref- на you tube

    ОтветитьУдалить
  4. Замечательно! Спасибо!

    ОтветитьУдалить
  5. Этот комментарий был удален администратором блога.

    ОтветитьУдалить